Реклама

  • Писатель-натуралист, художник-постимпрессионист и биографы-постмодер

     

    Или снова о силе искусства

    На прошлой неделе смотрел мини-сериал "Импрессионисты". Такая поделка в стиле ЖЗЛ, впрочем довольно приятная - из полезных для ликвидации безграммотности. К ЖЗЛовской информации всегда следует подходить критически, но зато, при некоторой сноровке авторов, интерес к биографии протогониста/ов обеспечен, а за ним, возможно, и интерес к его/её/их творчеству. Впрочем, информация, которую сейчас перескажу (и которую не знал до просмотра, и книгу, о которой пойдёт речь, к стыду своему, не читал) перепроверена мною в более надёжных источниках и вполне достоверна.

    Итак, великий писатель Эмиль Золя и великий художник Поль Сезанн были друзьями со школьных лет. Тогда их даже называли "неразлучными", причём Поль был чуть постарше и из семьи богатого промышленника, и часто защищал сироту Эмиля, сына оставившего семье лишь долги инженера. Но в 1880х всё стало наооборот: Золя - уже знаменитый (и весьма состоятельный) писатель, Сезанн - непонятый и осмеяный художник. К тому же Сезанн тайно женился на натурщице из крестьян, с которой прижил ребёнка - отцу об этом говорить не решался, а содержания, которое он получал, на семью не хватало. Сезанн останавливался у Золя, наезжая в Париж, и нередко просил у него деньги. Золя помогал.

    Однако в 1886 году Сезанн получил по почте от друга экземпляр его нового романа "Творчество". Надо сказать, что хотя Золя и поддерживал художников-новаторов - просто поскольку они боролись с ненавистным и ему академическим эстеблишментом, но понимал их. слабо. Золя с его любовью к описанию всех подробностей жизни не был близок подход Моне и других импрессионистов, пытавшихся воссоздать на холсте своё личное впечатление от увиденного, легко жертвуя маловажными частностями. И понятно, неимоверно далёк был его друг Сезанн, которого обычно относят к пост-импрессионистам - тот пытался выделить в природе вообще и в любом объекте некие первоосновы, вплоть до геометрических фигур.

    Может поэтому, из-за внутреннего неверия в состоятельность новых направлений живописи, главный герой нового романа Золя - именно художник-неудачник. Он талантлив, но не способен закончить свои картины, болезненно неуверен в себе. По сути он творческий (и едва ли только творческий) импотент. У него проблемы в отношениях с женщинами, он живёт с натурщицей и их единственным ребёнком-дебилом (кстати, сын Сезанна дебилом отнюдь не был - он весьма ловко тоговал картинами отца, когда те стали входить в моду). В конце концов, герой романа ломается окончательно и вешается прямо у себя в мастерской.

    Сезанн сухо поблагодарил Золя за книгу, и с тех пор никогда ему не писал и ни разу с ним не встречался.

    Так причём же сила искусства? А вот при чём: наткнулся на эту статью. где обсуждались доводы за и против общепризнанного мнения, что Сезанн был прототипом протогониста "Творчества". Вывод любопытен: в общем соглашаясь с тем, что Сезанн таки был основой для образа главного героя романа, автор советует читать биографию Сезанна и "Творчество" как. параллелные тексты, поскольку биографы Сезанна использовали роман как едва ли не основной источник информации о художнике - вплоть до прямого заимствования рассуждений о творчестве и искусстве из романа, которые они и вкладывали в уста Сезанна! Кроме того, трудно сказать из чего, кроме романа Золя, вытекает мнение о проблемах Сезанна с женщинами (забавно, но есть например сведения, что жена Золя была до этого любовницей Сезанна), и о ранимости и неуверенности Сезанна в ценности своих произведений - в некоторых воспоминаниях Сезанн предстаёт как раз как человек мало интересовавшийся мнением о своих картинах толпы и вообще кого-нибудь кроме нескольких товарищей и своего.

     



  • На главную
    [© 2014 Писатели